Карра: Моя автобиография. Часть тринадцатая PDF Печать E-mail
Автор: Ирина Дробышевская   
27.12.2016 01:45

Liverpoolfc.ruLiverpoolFC.ru продолжает знакомить вас с автобиографией Джейми Каррагера.





Предыдущие части

Глава 6, Часть II. Требл

Решающий сейв Сандера Вестервельда гарантировал первый, уже ускользающий из рук Улье, трофей, но мое внешнее ликование компенсировалось внутренним назойливым ощущением недовольства нашей игрой. Я был молод и не рассматривал этот день вершиной своей карьеры. Поэтому моя радость от этой победы оказалась меньше, чем я воображал. Как и в случае моего раннего успеха – молодежного кубка Англии, я чувствовал, что это лишь еще один шаг в погоне за настоящим успехом. Мы все еще участвовали в кубке Англии и играли в Европе, и я хотел, чтобы мы учли ошибки Кардиффа и надеялся убедиться, что мы стали лучше.

Победа в любом соревновании особенна, тем более, если это ваш первый серьезный трофей, но в Ливерпуле всегда стремятся к большим целям, нежели кубок Лиги. Хотя он и дал нам кредит доверия, что мы заслужили от наших собственных фанатов за возврат трофеев в клуб, глубоко внутри все мы знали, что своей неудовлетворительной игрой мы не убедили недовольных. Так что когда мы вернулись в Кардифф три месяца спустя, чтобы сыграть в финале кубка Англии, мы страстно желали исправиться.

Мы преодолели многих серьезных противников, чтобы попасть в Кардифф во второй раз, особенно тяжелым оказался матч с Лидсом на "Элланд Роуд" в четвертом круге. В те дни они всё еще входили в лучшую пятерку клубов Премьер-лиги, и были ближайшими нашими соперниками за места в Лиге Чемпионов, так что убедительная победа в гостях 2:0 дала нам необходимый толчок, чтобы дойти до финала. Мы также вышли победителями из своеобразного дерби с Транмир Роверс в стенах "Прентон Парка" в четвертьфинале. На словах это может выглядеть легким жребием, но принимая во внимание их форму – они выбили Эвертон на "Гудисон Парке" и отыграли 3 мяча разрыва дома с Саутгемптоном в пятом круге – с ними стоило считаться. Годом ранее бессчетное количество побед над ведущими клубами привело их в финал Кубока лиги. Их тренер Джон Олдридж осознавал их шансы против нас, но и у Улье были свои мысли на его счет – он сделал ставку на самую "английскую" команду, что он смог собрать. Восемь британцев начали этот матч со старта, только Вестервельд, Баббель и Хююпия представляли игроков из континентальной Европы. Сомневаюсь, что подобное соотношение стартовых игроков хоть раз повторялось в Ливерпуле с тех пор. Мы выиграли 4:2, но множество других команд Премьер-лиги с треском бы провалились, учитывая то, как Транмир нас расстреливал во втором тайме. И снова я упоминаю о характере, что мы показали по ходу этого турнира. Мы оказались побитыми, но не побежденными. У нас всё еще было достаточно английских игроков, чтобы вывести эти качества на передний план тогда, когда было необходимо.

Хотя полуфинальная победа над Уиком была формальностью, не было никакой надежды, что финал окажется легкой прогулкой. И если финал Кубка лиги стал уроком о том как выиграть кубок не показывая хорошую игру, то финал кубка Англии ушел в другую крайность. Игра против Арсенала была до неприличия односторонней. Лучшая команда проиграла, а нам повезло, что Майкл сумел перевернуть игру. Я бы хотел сказать, что он сделал это в одиночку, но пальцы Стефана Аншо, совершившего пару отличных сейвов, за которые, слава богу, он не получил от рефери, тоже помогли. Два гола в последние десять минут увели кубок из рук Арсена Венгера. Нам улыбнулась удача, но в отличие от матча с Бирмингемом, я не чувствовал вины за то, как мы победили. Арсенал выигрывал у Ливерпуля подобным образом. Те болельщики, кто помнят проигрыш чемпионства в последнюю минуту в 1989 года, воспримут это, как легкую форму отмщения. Даже самим "Гуннерам" пришлось признать наше никогда-не-сдавайся отношение. Они смогли победить, но они не смогли переиграть нас.

Под руководством Венгера Арсенал всегда был самой цельной командой из всех, с кем я сталкивался. Вы можете говорить о Барселоне, Милане, Челси, Манчестер Юнайтед или ком хотите, но Арсенал, в котором играли Тьерри Анри и Патрик Виейра на пике своей формы, был сильнейшей угрозой из всех. Они были талантливы, быстры, выносливы и обучены. Иногда, после столкновения с ними, я уходил с поля, совершенно уверенный, что играл против лучшей команды в мире. Анри был тем игроком, что постоянно доставлял мне проблемы. У каждого защитника есть такой противник, Анри был моим, просто потому, что нечего противопоставить абсолютной скорости. Когда дело касается контроля мяча, которым он владеет, его фактически не остановить. Были моменты, когда он проносился мимо меня с буквально приклеенным к ногам мячом. Их единственной слабостью было регулярное неумение доводить дело до конца. Такое случалось раз или два на "Энфилде", когда они разделывали нас, но мы как-то вытягивали ничью. В Кардиффе Майкл заставил их заплатить за расточительность, разбив их мечты классическим навалом.


Мы праздновали победу, признавая, что Мо вытащил туза из рукава. Это был "Финал имени Майкла Оуэна", такой же как "Финал Стивена Джеррарда", которым мы наслаждались пять лет спустя. Стивен как-то признавал, что большему научился, наблюдая за игрой Виейра в тот день, нежели от всех своих противников в предыдущие годы. Он осознал, какой прыжок в карьере ему еще предстоит сделать, чтобы завладеть центром поля. Как и все великие игроки, он анализировал, что ему стоит улучшить, вместо того, чтобы просто праздновать победу, и это дало ему шанс взять лучшее от Патрика Виейра и в их будущие встречи.

Заслуживали ли мы победы в тот день? Нет. Но иногда трофеи выигрываются за работу всего сезона, а не за конкретные девяносто минут. Мы постоянно слышали, как нам везет, пока мы продирались от одной победы к другой. Я призываю любого отыграть 63 матча в сезоне, выиграть три кубка, и не положиться на везение раз или два. Посмотрите на требл Юнайтед 1999 года. Они заслужили всё, что получили, всё шло их путем, победа над нами и Арсеналом на их дороге к кубку Англии, над мюнхенской Баварией в финале Лиги Чемпионов, в каждой из этих ситуаций победный мяч забивался на последней минуте. Я никогда не переживал из-за этого. Как и Юнайтед в 1999, мы сами должны были обеспечить себе удачу, сыграв в огромном количестве матчей бескомпромиссно и уверенно, в настоящий футбол, чтобы превратить наши промахи в успехи. Не выиграй мы все три кубка, я бы считал, что это нам сильно не повезло, пропустить два сравнявших счет мяча в двух важнейших финалах.

И пусть мы не были уличены в излишней надежде на удачу, нас осуждали за скучную игру. Это утверждение отравляло нам жизнь. Восемь месяцев нашего участия в кубке УЕФА мы усыпляли страну, только для того чтобы пробудить всех одним из самых впечатляющих финалов.

Сравнение со стилем Арсенала или Манчестера не было в нашу пользу, но критика была очень резкой. Мы были развивающимся клубом и первое и самое важное, что сделал Улье – создал команду, которую тяжело обыграть. Спустя годы анализа работы Эванса и жалоб на бесхребетность, клуб был сосредоточен на дисциплине, структуре и организованности. Принимая во внимание скорость, с которой мы превратились из "мягкотелых" в печально известном кубке Англии на "Стэмфорд Бридж" в 1997 году в тех, кто направляется в места типа "Камп ноу" и уезжаем с нулем пропущенных, некоторых знатоков и экспертов тех времен можно назвать глупыми и придирчивыми. Часть проблемы была в том, что все наши европейские встречи показывали в прямом эфире по BBC1, и можно понять их надежды на более привлекательный футбольный бренд, чтобы повысить число просмотров и оправдать перенос времени показа Жителей Ист-Энда.

Это основное противоречие современного футбола. Для нас и болельщиков победа – радость. Мы рассматривали каждый выигрыш как часть процесса возрождения. Мы надеялись, что с годами разовьем более гибкий стиль, но на тот момент нашего развития, когда за последние восемь сезонов в кармане только кубок Лиги, любая победа была в радость.

Я помню, как говорил, что в книгах по истории никогда не будет написано, каких удивительных результатов мы добились на нашем пути к финалу кубка УЕФА, только то, что мы его выиграли. Мы сохраняли ворота в неприкосновенности сто восемьдесят минут против Барселоны, и выиграли 2:0 на Олимпийском Стадионе в Риме. Фабио Капелло на тот момент был тренером Ромы, и они выиграли итальянскую лигу того года. Мы расправились с Порту, которые в 2003 году выиграли кубок УЕФА, а в 2004 – Лигу Чемпионов, а также с Олимпиакосом, который регулярно выступает в Лиге Чемпионов. Фактически, это был сильнейший сезон кубка УЕФА во все года, состоящий из регулярных игроков Лиги Чемпионов (по крайней мере до того, как число клубов из основных лиг возросло до четырех). Это было настоящей проверкой для нас, и, играя в более привлекательный футбол, они ничего не добились, а мы же выступали в нашу силу и заставили клуб гордиться.

Так что вернуться домой и обнаружить, что BBC говорит о том, какие мы неинтересные, по крайней мере, несколько раздражает. Я никогда не был тем, кто может вспылить из-за критики массмедиа, но, на мой взгляд, именно это зародило проявившиеся позднее проблемы Улье. Он мог отмахнуться от атак на команду, пока она выигрывала, но когда позднее дела ухудшились, он стал более уязвим и разочарован тем, насколько его недооценивают.

Одна восьмая с Ромой определила наш статус в турнире. Никакого сомнения, мы были андердогами, идущими против потока, но мы собрали наши дух, умения и организованность, чтобы пройти. И удача в трудные времена, несомненно, оказывалась на нашей стороне.

В преддверии первого мачта 15 февраля важность Бергеса на должности ассистента Улье снова стала очевидной. Жерар сказал, что планирует атакующий стиль, с Литманеном позади Робби и Хески, а Майкл, который после возвращение в строй не выдерживал полный матч, играть не должен был. Бергес настаивал обдумать всё еще раз, и в день матча Эмиль свалился с травмой. Майкл вернулся. Именно такие мелочи определяют ход сезона.

В этом матче началась череда голов Майкла, которая в последствии привела его к званию лучшего игрока Европы года. Это также демонстрирует разницу между игроками вроде Майкла и кем-то вроде Эмиля. Если бы они поменялись местами, было бы совершенно невозможно, чтобы Майкл отступил, позволив сыграть Эмилю, когда на кону такой важный матч. Эмиль был одержим играть в Ливерпуле, но не образом мысли. Был небольшой период по ходу того сезона когда его нельзя было остановить. Даже Майкл, когда Эмиль начал регулярно забивать и громить защитников, говорил мне, что считает, тот станет одним из сильнейших нападающих Европы. Мы надеялись, что он вырос в страйкера, который будет доминировать в Европе в следующие лет десять. К сожалению, он не подкрепил этого на "Энфилде". Его недоступность в Риме, игре из тех, о которой вы мечтаете еще пацаном, дает, мне по крайней мере, возможную подсказку того, почему карьера Хески пошла на спад.


Выступление Майкла в Италии принесло свои плоды. Он забил два мяча, что, если вспомнить о нереализованном пенальти неделю спустя, могло сыграть с нами злую шутку в противоречивой ответной встрече. Мы не забили с точки при счете 0:0, после чего Рома вышла вперед и почти заработала пенальти из-за руки Баббеля. Рефери указал бы на точку, если бы Габриэль Батистута не побежал прямо к угловому флажку, чтобы быстро разыграть стандарт. После этого, судья, казалось, изменил решение. Итальянцы буквально упивались чувством несправедливости. Но по сумме двух встреч мы заслужили победу.

То же можно сказать и о полуфинале с Барселоной, где нас критиковали за то, что мы не дали их лучшим игрокам времени и пространства для игры. Ривалдо был главной звездой той команды, но мы сдержали его и победили благодаря пенальти Макаллистера во втором матче.

"Вы предали футбол, мистер Улье", - сказал испанский журналист тренеру на послематчевой пресс-конференции.

На тот момент Улье всегда имел остроумный ответ в запасе. "У них был мяч, а у нас результат", - ответил он.

И в финале последнее слово было за Улье, но чем больше я думаю об этом часто используемом высказывании Улье, тем больше понимаю, почему болельщики, в конце концов, потеряли терпение. Традиции Ливерпуля основываются на владении мячом и результате. Фанаты смирились с нашей философией в 2001 году, потому что мы добивались поразительных результатов всего лишь во втором полном сезоне Улье. Через пару лет, когда мы все еще придерживались этого оборонительного неприятного стиля, наши болельщики видели слишком мало шансов на изменения.

Никто не беспокоился, когда мы отправили Барсу домой утирать носы. К этому моменту я рассматривал каждую победу как важный момент моей карьеры, хоть и календарь, в котором игры шли одна за другой, не оставлял никакого шанса присоединиться к празднованиям болельщиков. Атмосфера в стенах "Энфилда" в полуфинальном матче была самой громкой из всех, что я помнил.
Эти матчи были первыми шагами нашего пробуждения на европейской арене. После столь долгих лет чтения о ливерпульских евро-вечерах, наконец-то мы сами творили историю. С сезона 00/01 классические евро-матчи снова обосновались на "Энфилде". Они снова стали ежегодным событием. Восемь лет назад нам потребовалось прождать пятнадцать, чтобы получить шанс воссоздать атмосферу и картину прошлого. Клуб, который был помешан на возвращении былой славы, наконец получил шанс это сделать. Наше новое поколение получило возможность испытать то, через что проходили игроки прошлого. Конечно, некоторые из них никогда не согласятся, что наши успехи хоть сколько-то соответствуют их, но для тех, кто слишком молод, чтобы быть причастным к успехам шестидесятых, семидесятых и восьмидесятых, это значило намного больше.

Финал кубка УЕФА 2001 года уже затерялся в истории, но в свое время он был особым для многих ливерпудлианцев, и тем более тех, вроде меня, немногим за двадцать, которые видели до тех пор лишь старые финалы на dvd. Мои друзья и младшие члены семьи слышали старые истории о поездках в Европу, вечерах в иностранных барах, наводнении городских площадей, развешивании в каждом клубе или кафе самых колких и остроумных баннеров, которые только можно придумать. Более десяти лет болельщики Ливерпуля не имели шанса пережить эти эмоции. Мы никогда не должны забывать, что именно Улье первым вернул нам эти дни. Команды Роя Эванса и Грэма Сунесса выступали в Европе, но Улье последовал традициям Ливерпуля покорять Европу.


Из всех трофеев, что мы выиграли в том сезоне, Кубок УЕФА был для него самым важным. Современные тренеры ценят европейские соревнования выше, отчасти благодаря традициям их родных стран, но также и потому, что для них это шанс сразиться с различными тренерами и тактиками. Это обычное тщеславие. Представьте их всех на одной из тренерских конференций УЕФА, они улыбаются друг другу, болтают о своих состязаниях и про себя вспоминают матчи, где они оказались сильней. В 2001 году Улье справедливо был одним из лучших тренеров Европы, и победа в кубке УЕФА лишь подтвердила это.

Дортмундский "Вестфаленштадион" был идеальным местом для провозглашения нашего возвращения в европейскую элиту – открытое поле с похожими на «Коп» трибунами за каждыми воротами. Наши болельщики заполонили стадион и подарили нам домашнюю атмосферу. По всему стадиону маячили красные острова. Выходя на поле, все мы чувствовали, что не подведем фанатов.

Наш соперник, Алавес, был темной лошадкой. Ранее по ходу турнира они выбили миланский Интер, но мы знали, что мы намного сильнее. Мы должны были подавить их и на поле и вне его, и какое-то время казалось, что так оно и будет.

Мы быстро заработали преимущество в два мяча, но наша обычно крепкая защита была невероятно ненадежной в ту ночь.

После всех впечатлений, эмоций и адреналина, накапливающихся перед матчем, в какой-то момент первой половины встречи ужасающая игра добралась и до меня.

Я был обессилен.

Напряжение последних девяти месяцев догнало меня. Мой мозг давал телу команды, но не было никакой возможности им следовать. Я никогда еще не ощущал себя настолько уязвимым и открытым перед нападением соперника. Большинство из нас испытывали схожие чувства. Алавес четырежды сравнивал счет, и в итоге перевел матч в дополнительное время. Их защитник Космин Контра смотрелся так хорошо, что заработал себе трансфер в Милан. Мы заставили его выглядеть лучше, чем он был на самом деле.

Гол в свои ворота Делфи Гели за минуту до конца дополнительного времени обеспечил нам кубок - 5:4. Гари Макаллистер навесил уже не первый идеальный свободный в штрафную, а их защитник непреднамеренно занял место в истории "Энфилда". Это был самый золотой из всех золотых голов. В очередной раз мы услышали презрительное «везунчики». В очередной раз я просил пересмотреть матч и попробовать убедить меня в том, что лучшая команда не победила.

"Это был величайший финал кубка УЕФА всех времен" - соглашались все. У BBC наконец-то появился увлекательный футбол, о котором они так мечтали. Я определенно никогда не играл в подобном матче, и был уверен, что никогда больше и не сыграю. Кубковые финалы не должны так проходить. Они осторожные, плотные и обычно исчерпываются одним голом. "Если когда-нибудь мы доберемся до еще одного европейского финала, он будет совсем не таким" - говорили мы себе.

По ходу этого турнира, как и в кубке Лиги, или кубке Англии, мы получили нашу заслуженную награду, пусть даже мы и сделали ее достижение даже более сложным, чем должно было бы быть. Но всегда оставалось ощущение, что мы не получаем того доверия, которого заслуживаем, и мы никак не могли позволить масштабам наших свершений уложиться в голове. Едва мы выиграли кубок УЕФА, как нужно было начинать готовиться к очередному решающему матчу лиги. Мы были как марафонцы, которые замедляются только чтобы схватить напиток каждые пару миль, перед тем как снова заставить себя бежать следующую милю. Это привело к странному ощущению незавершенности, следовавшему за всеми нашими кубковыми победами. Мы не могли себе позволить купаться в лучах славы или слиться в эйфории с нашими фанатами. Каждый успех в Кардиффе был отмечен только командным обедом, поздравительной речью боса, которая неизменно заканчивалась словами "продолжаем работать", и ранним отбоем в преддверии начала подготовки к следующему важнейшему матчу спустя несколько дней. Мы делали глубокий вдох и снова пускались в гонку.

Будучи молодым парнем, я не могу отрицать некоторого недовольства менеджером за отказ позволить нам злоупотребить в ночи наших побед, пусть он был и прав. Других тренеров можно было бы уговорить на один вечерний загул, но Улье был непоколебим в своем решении подождать. Обычно есть возможность расставить приоритеты в конкретных матчах по ходу сезона и найти время на отдых. Вы выбываете из одного из турниров, или буксуете в лиге, и игроки машинально концентрируются на трофеях, что они еще в состоянии выиграть. В сезоне 00/01 не было времени остановиться и переопределить приоритеты. Кубковые полуфиналы и финалы немедленно дополнялись важнейшими матчами в Европе или играми лиги, которые могли бы дать самое важное для многих клубов, и в особенности для нашего менеджера – квалификацию в Лигу Чемпионов впервые со времен дисквалификации после Эйзеля.

Прошло 16 лет с тех пор, как Ливерпуль последний раз сражался за Кубок европейских чемпионов, но мы все знали, что наше возвращение – вопрос времени. С финансовой точки зрения было крайне важно, что мы это сделали. Сам трофей принес незамедлительную награду, но так как разделение между футбольной элитой и остальными стало более заметным, чем дольше мы были вне Лиги Чемпионов, тем больше мы рисковали оказаться еще дальше за Юнайтед и Арсеналом.
Мы должны были играть в Лиге Чемпионов в сезоне 00/01 вместо кубка УЕФА. По-дурацки провалив все три финальных матча сезона 99/00 против Лестера, Саутгемптона и Брэдфорда мы упустили третье место, которое в итоге занял Лидс, обогнав нас на три очка. Обыграй мы Брэдфорд в последнем матче лиги, мы бы сделали парней Дэвида О’Лири и лишили бы себя кубка УЕФА. Поэтому тот проигрыш в Йоркшире должен цениться как лучший в моей карьере. На "Вэлли Пэрейд" мы уже буквально потеряли веру в свою удачу, но в отличие от большинства наших драматичных поражений под руководством Улье, именно это на деле оказалось только к лучшему.

Мы не собирались допустить подобной ошибки и в этом году, но кубковые соревнования отвлекали нас. То было время, когда управление и организация работы Улье проявились во всей красе. Его критиковали за слишком частую смену игроков – обычно один или два за матч – но это обеспечило нам свежесть в финальной стадии сезона. Как годами доказывали Манчестер Юнайтед, Арсенал или Челси ротация может работать, когда вы меняете определенных футболистов и заменяете их схожими игроками. Мы также меняли подобное подобным. Костяк 2001 года не менялся. Защита и Диди оставались нетронутыми в течение последних трех месяцев. То бы "особые" игроки, которые продолжали гадать, будет ли Стивен Джеррард или Гари Мак играть в центре, или Стивен сдвинется вправо, пока нападающие будут соперничать за 2 места в составе.

После деморализующего поражения дома от Лидса на второй день Пасхи, мы выиграли шесть из семи матчей лиги, в то же время, что взяли два важнейших кубковых финала. Это был потрясающий забег, поддержанный нашими самыми важными игроками, когда это было необходимо. Мы не полагались на кого-то одного, как победителя матчей, по ходу сезона различные наши игроки становились героями заголовков.


В матче с Эвертоном на "Гудисон Парке" через 3 дня после поражения от Лидса, Гари Макаллистер вывел нас вперед. Это было дерби из всех дерби. По-моему мои празднования в конце были даже более сумасшедшие, чем в Кардиффе. Десять лет мы не выигрывали на "Гудисон Парке", о чем очень любили напоминать мне мои "Сливочные" приятели. Я до сих пор верю, не выиграй мы в тот день, на нас бы слишком много навалилось в последней трети сезона. Но это была убедительная победа. При счете 2:2, стандарт с тридцати двух метров в компенсированное время позволил Гари Маку победить Пола Джеррарда, обманув его и заставив думать, что он накинет в штрафную вместо удара. Мои эвертонские друзья до сих пор нудят из-за того стандарта, убеждая, что Гари приблизился метров на пять, прежде чем поставил мяч – как будто забить с тридцати двух метров намного легче, чем с тридцати семи. Я был слишком занят празднованием, чтобы слушать их недовольства. Я никогда не был так рад выиграть в матче Премьер-лиги. Только чемпионские три очка могут поспорить с теми эмоциями. Дух, царивший в команде, должно быть был такой же захватывающий для Улье, как и сам результат.

Если и было кого винить за нашу вынужденную сдержанность, следовавшую за каждым трофеем, так это календарь. В обычных условиях финал кубка УЕФА стал бы последним матчем сезона. По непонятной мне причине то был точно первый случай, когда матч лиги был назначен и после финала кубка Англии, и финала кубка УЕФА. Это потребовало от нас более собранного и сдержанного возвращения на родину из Дортмунда и объясняло чувство незавершенности в раздевалке в Германии.

Этот незабываемый сезон закончился 19 мая на "Вэлли", домашнем стадионе Чарльтон Атлетик. Только победа гарантировала нам место в Лиге Чемпионов на будущий сезон, но к концу первого тайма мы должны были бы проигрывать 0:2. Потом забил Робби, мы разыгрались и выиграли 4:0. Место в Лиге Чемпионов было наше. Для толстосумов клуба это было таким же облегчением, как и три трофея. Я посмотрел в сторону Улье и Томпсона, и, кажется, на их лицах было еще большее чувство удовлетворения, чем то, что я видел в Дортмунде. Тренерский штаб обнимал друг друга и позволял себе шумные празднования с потряхиванием кулаками.

Улье должно быть чувствовал себя неприкасаемым, да и кто может его винить за это? Независимо от его репутации сегодня, то был сезон, в котором менеджер Ливерпуля выжал всё возможное из своих игроков. Невозможно было добиться большего, чем сделали мы. С опозданием, все мы могли наконец насладиться моментом и позволить алкоголю влиять на праздник.

Кажется, что значимые вершины карьеры сгустились в эти три месяца. Эта кампания заканчивалась чередой ошеломительных побед, но я был настолько утомлен, что многое из этого прошло мимо меня. Тысячи заполонили улицы, когда мы проезжали с тремя кубками после возвращения из Лондона, хотя я так устал, что мечтал лишь улизнуть от своих одноклубников и тренеров, попасть домой и разделить триумф со своей семьей.


Я думал об этом, когда смотрел на море красных флагов и разглядел баннер с текстом "23 золотой Карра – от Марш Лейн до Дортмунда"*. Это было еще одно ясное напоминание о том, откуда я пришел и чего добился. Во мне росла гордость за мои достижения. Это также посодействовало тому, что я убедился никогда не менять номер на своей футболке. Мне предлагали более традиционную футболку, когда летом освободились некоторые номера. Согласись я, это стало бы логичным завершением сезона, который начался с моих ежегодных опасений провести его на скамейке, а закончился тем, что я обеспечил себе место в истории клуба. Я отклонил предложение. Оставаться двадцать третьим было важней. Только Робби Фаулер носил его до меня, и я не видел причин его менять, особенно когда парни достигли такого большого успеха вместе с ним.

Может, это был знак моей растущей уверенности. Молодым игроком вы гонитесь за возможностью выбрать номер из первых одиннадцати, но теперь это стало мелочью. К тому моменту я уже какое-то время поиграл в команде, но это отношение лишь подчеркивает насколько в тот год я почувствовал, что это действительно мой дом, и доказал себе насколько я на самом деле хорош. Я уже добился всего в домашних стенах, но теперь я сыграл на "Камп Ноу" и получил звание лучшего игрока матча. Я вышел играть против Ривалдо, Тотти и Деку и не отступил или не опустил свой уровень. Я потратил года, изучая лучших игроков Европы, а теперь некоторые из них вспомнят меня, когда наши пути снова пересекутся.

Многие парни брали сувениры у наших противников, меняясь футболками с их громкими именами. Я никогда не парился. Я всегда сохранял свою собственную футболку, если только меня не просил о ней сам соперник, и я никогда не чувствовал необходимости показывать сопернику как сильно я им восхищаюсь. Я никогда не желал, чтобы кто угодно из тех, с кем я сталкиваюсь, считал, что я благоговею перед его талантом. По мне так в этом есть противоречие. Я трачу 90 минут, изо всех сил стараясь их превзойти. Победив или проиграв, я не желаю их футболок после. Мне кажется слишком нелепым просить. Возможно это еще один знак того, как я вырос, как игрок.

Попадание в Ливерпуль побудило меня выйти на новый уровень. Приезд Улье и регулярные европейские матчи заставили меня совершить еще один скачок в классе, просто чтобы выжить. Я никогда не мог гарантировать себе долгосрочного будущего в клубе уровня Ливерпуля, но теперь я был достаточно уверен, что есть не так много игроков, кто может присоединиться к нам или занять моё место. Я чувствовал, что это место моё.

Те три медали не просто сувенир за незабываемые месяцы. Они представляют сезон, в котором мы забронировали себе место в истории "Энфилда", и в котором я начал создавать свою карьеру игрока одного клуба.

"Станьте уже, черт побери, легендами" - сказал Фил Томпсон.

Знаешь, Томмо? Думаю, некоторые из нас послушали тебя.

Предыдущие части

e-max.it: your social media marketing partner
 

Предыдущий матч


sund 
Ливерпуль3
Борнмут0
Премьер-лига
Дата: 09.02.2019
Стадион: "Энфилд Роуд"



Команда И В Н П О
1 Ман Сити 27 21 2 4 65
2 Ливерпуль 26 20 5 1 65
3 Тоттенхэм 26 20 0 6 60
4 Ман Юнайтед 26 15 6 5 51
5 Арсенал 26 15 5 6 50
6 Челси 26 15 5 6 50
7 Вулверхэмптон 26 11 6 9 39
8 Уотфорд 26 10 7 9 37

Подробнее


Группа С

Команда И О
ПСЖ 6 11
Ливерпуль 6 9
Наполи 6 9
Црвена Звезда 6 4

Подробнее

Третий раунд
Ливерпуль – Челси
1:2
 
Третий раунд
Вулверхэмптон – Ливерпуль
2:1

Подробнее 

Следующий матч


sund 
Бавария
Лига Чемпионов
Дата: 19.02.2019
Время: 20:00 по Лондону
Стадион: "Энфилд Роуд"



Игрок АПЛ Всего
Салах 17 20
Мане 12 13
Фирмино 9 11
Шакири 6 6
Милнер 3 5
Старридж 2 4
Автогол 2 2

Подробнее



Группа С

Команда И О
Ливерпуль 6 13
ПСЖ 6 13
Наполи 6 6
Црвена Звезда 6 1

Подробнее


Команда И О
1 Эвертон 15 28
2 Лестер 15 27
3 Дерби Каунти 15 26
4 Брайтон 15 24
5 Ливерпуль 15 21
6 Челси 15 21
7 Арсенал 15 20

Подробнее



Наш опрос

Накануне матча против Баварии. Отдали бы вы Алиссона в обмен на Мануэля Нойера?
 
Если вы не способны принимать решения в своей жизни, вам лучше идти в парламент - вы чертовски опасный для общества человек
Билл Шенкли