Карра: Моя автобиография. Часть двенадцатая PDF Печать E-mail
Автор: Ирина Дробышевская   
04.12.2016 04:42

Liverpoolfc.ruLiverpoolFC.ru продолжает знакомить вас с автобиографией Джейми Каррагера.





Предыдущие части

Глава 5. Требл. 

"Идите и станьте уже, черт побери, легендами"

Призыв Фила Томпсона раздавался в стенах раздевалки "Вестфаленштадиона" в Дортмунде.

Финал Кубка УЕФА 2001 года стал завершающим аккордом нашего требла. Кубок Лиги и кубок Англии уже стояли бок о бок в ряду наших трофеев. А сейчас мы были готовы завершить набор. К этому времени мы уже понимали, что можем добиться того, чего никогда прежде не происходило в истории Ливерпуля: сыграть абсолютно все матчи сезона и победить во всех турнирах на выбывание.

После 120 минут матча в Германии, во время которых мы четыре раза чуть не упустили кубок, но пять раз возвращали его себе, мы зашли в раздевалку, сжимая наши медали и пытаясь осознать, что произошло. Психически, физически и эмоционально мы были слишком опустошены, чтобы праздновать. Я стянул форму, скинул бутсы, опустился в ванну размером больше бассейна и тупо уставился на своих одноклубников, нарушая удивительно сдержанную атмосферу каким-то бормотанием о случившемся. Скорость, с которой каждый успех перекрывался следующим, не дала нам шанса остановиться и осознать масштаб наших свершений. Не было никакого намека на эйфорию в эти минуты. Оставив на поле празднование, чуть позже переместившееся в город, мы ушли в раздевалку, где царил дух трезвых размышлений. Седьмое небо не заставило нас сойти с ума. Мы были слишком утомлены и ошарашены, чтобы наслаждаться происходящим.


Мы достигли того, что еще так недавно выглядело невозможным. Для меня этот успех остается самым важным из всех, тем, который я вспоминаю с наибольшей любовью, пусть даже времена были не самые богатые на трофеи. Спросите ливерпудлианцев о списке наиболее выдающихся моментов на "Энфилде", и об этом конкретном сезоне им придется напоминать, пока они будут продираться сквозь всевозможные успехи и достижения клуба в его истории. Фанаты прославляют великую команду Шенкли шестидесятых годов, три Кубка европейских чемпионов Пейсли в семидесятых и восьмидесятых, победы Далглиша, или его же чемпионство 1988 года.

Стамбул обогнал многое из этого. Но когда-нибудь историки клуба поймут, насколько Улье не повезло оказаться в месте, пресыщенном победами, искушенном настолько, что это исключительная кампания не сильно запомнилась болельщикам. Если бы он сотворил такое где угодно кроме Ливерпуля, Арсенала или Манчестер Юнайтед, ему бы моментально предложили новый десятилетний контракт, почетное гражданство города и в довесок воздвигли бы в его честь статую.

Вместо этого он оказался между эрой беспрецедентного постоянного успеха клуба и сезона, завершившегося самым неординарным финалом Лиги чемпионов за всю ее историю. Независимо от того, чего команда достигла и выиграла с ним, период его работы в клубе все равно считается довольно блёклым. Три года, последовавшие за треблом вынудили полностью переоценить его работу, а затем Рафа покорил сердца болельщиков, затмив Улье меньше чем за год.

Шенкли, Пейсли, Фэган и Далглиш никогда не оказывались в ситуации, в которой за подобными успехами шли менее выдающиеся результаты. Шенкли покинул клуб, после выигрыша Кубка Англии. Пейсли – в роли чемпиона английской Лиги. Фэган руководил клубом всего два года, но успел выиграть три трофея и оба года играл в европейских финалах.

Далглиш ушел из клуба в ранге действующего чемпиона (прим. переводчика: книга издана в 2008 году). Все эти менеджеры рано добивались успеха, и были способны его удержать. Все смогли уйти, сохранив свою репутацию незамутненной. Улье, поначалу, поддерживал традиции, но не сумел развить успех. На момент своего увольнения, он уже не справлялся со своими обязанностями. Всё это, как и ожидание будущих успехов сразу после 2001 года подпортили воспоминания о самих этих трофеях.

С каждым новым годом я испытываю всё больше сочувствия к Жерару за то, как поблекли года его руководства. Медали в моем доме, как и коллекция победных кубковых финалов на dvd только подчеркивают его невезение. При всем сожалении от непокоренной Премьер-лиги, для меня времена побед Ливерпуля никогда не прекращались. Улье не только дал толчок к возрождению удачи Ливерпуля, он сделал то же самое и лично для меня. Я выиграл все возможные звания, за исключением одного, и я все еще не сдаюсь в погоне за чемпионским титулом. За годы, проведенные в красной футболке, у меня было больше взлетов и падений, чем у циркача на трапеции, но в моей охоте за титулами не было ничего неблагодарного. Как и во времена моих великих предшественников, трофеи приходили регулярно, а в отдельные сезоны, даже с большей частотой.

Требл 2001 года возвышается над всем. Стамбул был лучшим часом, но 2001 год стал результатом работы целого сезона, что сделало этот успех более ценным и убедительным. И, несмотря на все наслаждение поднять над собой кубок Лиги Чемпионов, я не был среди тех, кто вершил эту победу. Каждый май приходят новые игроки, которые говорят, что они выиграли Лигу Чемпионов. На настоящий момент только некоторые из нас, посвятившие каждую минуту трем кубковым финалам 2001 года, могут сказать, что мы добились чего-то особенного.

Подобный требл никогда ранее не выигрывался в Англии, и, возможно, такого никогда больше не повторится. Поднять кубок УЕФА, кубок Англии и кубок Лиги в такой сжатый срок – достаточный повод для регулярных встреч всех причастных каждое лето в большинстве клубов. В Ливерпуле же это незавершенный "забытый требл", затерявшийся среди множества успешных кампаний, которыми наслаждался клуб. Сегодня немногие будут считать это вершиной.

Вы начинаете новый сезон с надеждой выиграть трофей. Во время предсезонки появляется расписание матчей, и вы представляете, как в будущем в нём появятся пробелы, после того, как вы покинете кубок или два. Оглянуться назад и осознать, что каждые выходные и каждая середина недели были заняты – нечто особенное. Мы не просто выиграли 3 трофея подряд, мы успешно прошли самый суровый тест на футбольную выносливость. Сейчас мы не ценим этого так, как стоило бы. Пот все еще стекал с моего лба в Дортмунде, когда болельщики и журналисты уже задавали вопросы о чемпионстве будущего сезона. Даже когда в мае 2001 мы устраивали парад победителей со всеми тремя кубками, наши мысли витали в размышлениях о будущем сезоне.

Одержимость выиграть Премьер-лигу иногда может затуманить чувство реальности игрока. Теперь я понимаю ценность празднования победы, вместо того, чтобы сразу начинать размышлять о последствиях. Мой совет любому футболисту или болельщику: торжества достаточно самого по себе, смакуйте его, пока есть возможность. Всегда нужно стремиться к большему, и планировать будущие дела, но последнее время слишком часто я слышу от болельщиков Ливерпуля переоценки наших величайших ночей и побед, просто потому, что впоследствии они не привели к титулу в Премьер-лиге.

Победа в кубке – сама по себе вершина. Эти трофеи не стали менее ценными, из-за того, что оказались вершиной наших результатов во времена Улье. Когда мы выплясывали и пели на поле "Миллениум стэдиума" и поле Дортмунда с этими кубками не представлялось возможным, что вскоре успех померкнет, в связи с будущими результатами. В те замечательные победные дни, когда мы одолели Арсенал и Алавес, главное было – жить моментом. Улье направил Ливерпуль на путь обратно, туда, где клуб и должен был быть - среди сливок европейского футбола.

Изображение
Я участвовал в пятидесяти восьми из шестидесяти трех игр сезона 00/01, и последние десять вымотали меня до абсолютного предела. Если бы кто-нибудь 19 августа в первом матче сезона сказал пришедшим на "Энфилд" болельщикам, что нас ждет впереди, они бы отнеслись к этому с недоверием и воодушевлением. Когда я сам занимал свое место на скамейке запасных в тот день, я также никак бы не догадался, насколько я буду вовлечен в эту кампанию. А только что подписанные из Баварии и Мидлсбро немцы Маркус Баббель и Кристиан Циге лишь подпитывали мои переживания, связанные с довольно сомнительным словом, вторгнувшимся в английский язык: "ротация".

Этот самый матч, домашний с Бретфордом, большую часть которого я провел, разогреваясь у бровки, никак не убавил моих переживаний. К счастью для меня, потребовался всего один быстрый рывок от правого вингера противника, чтобы понять, насколько Циге был больше нацелен на атаку, а не на защиту. Ему было неудобно в нашей расстановке 4-4-2. Наш левый фланг стал проваливаться, так что он без лишних размышлений был передвинут в центр поля.

У Циге была прекрасная репутация, но еще до его приезда к нам, он был широко известен скорее как левый вингер, а не классический защитник. Проще говоря, Циге не мог защищаться. Мне было интересно, что предлагали наши скауты, раз Улье подписал его. Позднее я слышал, что многие отговаривали его, особенно с учетом его противоречивого так скажем "неспортивного перехода" (позже Ливерпуль был оштрафован за запрещенный прием). В конечном счете, это сработало мне на руку. Если бы он был достаточно хорош, я не получал бы столько игрового времени в сезоне 00/01.

После скорого возвращения неспособного играть в защите Циге в центр поля, Улье передвинул меня на позицию, ставшей моей на следующие несколько лет – левый защитник. Мы играли на выезде с Ньюкаслом в ноябре и были сильно измотаны травмам, когда было принято это решение. Накануне матча Стивен Джеррард и я условились, что один из нас будет играть не на своем месте. Я кивнул и сыграл достаточно хорошо, чтобы получить второй шанс, даже несмотря на проигрыш 1:2. Я остался в строю и на матч кубка Лиги в разгар недели, в котором был уничтожен Сток Сити 8:0, что послужило толчком к серии из десяти игр, в восьми из которых мы сохранили свои ворота в неприкосновенности. Этого было достаточно, чтобы Улье осознал, что он наткнулся на формулу успеха в защите. Я остался в игре.

Крайне уважаемый и толковый помощник Улье Патрис Бергес проводил со мной дополнительные тренировки, помогая мне преодолеть сложности новой роли. Его помощь невозможно было оценить, и уже вскоре никто не подвергал сомнению мое право на место в составе. Мне было нужно много работать над своими атакующими навыками, но мы были несокрушимы там, где это важнее всего.

Я был везде, кроме как в создании голов, но я не жаловался. Закрепиться в составе той команды было сложно, но уже переосмыслив свою карьеру, мне не было трудно. 2001 год остается лучшим из тех, что я провел на "Энфилде". Нужно было буквально прорываться, чтобы попасть в команду, и еще сложнее было удержать позицию. В то время было много разговоров, больше чем когда-либо, о слишком частой смене игроков, но выбор Улье основывался на ключевых зонах. Четверка защитников никогда не менялась, кроме как из-за травмы или дисквалификации. Постоянство в защите было фундаментом нашего успеха.

Мы не были яркой командой, но соперники были вынуждены стараться изо всех сил и сражаться, чтобы победить нас. У нас была та самая неуловимая черта, которую я так часто выделяю – характер. Мы были командой в точности соответствующей моим принципам Марш Лейн: несгибаемость, честность и бескомпромиссность. Я оглядывал раздевалку перед стартом игры, и понимал, что я среди игроков, которым могу доверять. Мы были сильны, опытны, голодны до побед, и отлично организованны. Я не могу припомнить ни одной игры в тот сезон, когда бы каждому из нас не было бы комфортно в том, что предстояло сделать. Я всегда был уверен, что мы покажем игру. Смысл в том, что на каждом участке поля были игроки, которые верили, что мы хорошо делаем свое дело.

Бок о бок со мной находились Большой Сами и Стефан Аншо, которые проливали кровь ради сухих матчей. Баббель сыграл в шестидесяти одном матче того сезона, что возможно стало причиной истощения, от которого он страдал впоследствии. Его карьера пошла на спад из-за внезапной болезни летом 2001 года, что оказалось разрушительным ударом для команды, учитывая его вклад до того момента. Впереди был Мо, и всегда можно было положиться на то, что он забьет тогда, когда это будет необходимо.

Это был лучший сезон для Эмиля Хески, который забил больше двадцати голов и всегда был готов выжать максимум из своего громадного таланта. Стивен Джеррард вырос в полузащитника мирового класса, которым он и является на настоящий момент, Данни Мерфи, Ник Бармби и Патрик Бергер представляли собой постоянную угрозу воротам соперника, а хитрым ходом Улье было добавить ум и опыт Гари Макаллистера, чтобы направлять молодых игроков и обеспечить дополнительную искру креативности в центр поля.

Ключевой фигурой центра поля был Диди Хаманн, чьи плавные перемещения по полю поддерживали оборонительную четверку и разрушали все потуги соперника. Он вышел на первый план и стал неотъемлемой частью нашего успеха, обретя свою форму в самый нужный момент, когда Улье уже всерьез рассматривал варианты его продажи. К концу 2000 года Улье приобрел Игора Бишчана, из-за того, что утратил веру в Хаммана. Диди тут же повысил уровень своей игры и подтверждал его в последующие шесть лет, в конце концов, добравшись до статуса легенды.

Летом 1999 года Улье думал, что подписывает в высшей степени профессионального игрока, который буквально монашествует вне поля.

Изображение
"Посмотрите на Диди, - говорил он, - я никогда не видел его без бутылки с водой в руке".

Мы уходили и начинали смеяться. "Это потому что у него сушняк, - говорили мы друг другу, - когда мы отрываемся, то никогда не видим его без пинты в руке".

Есть игроки, которые могут наслаждаться пятничным загулом и стать лучшим игроком матча уже в субботу. И Диди попадает как раз в эту категорию. Эта черта, которая позволяла ему расположить к себе одноклубников и болельщиков, никогда не помогала его взаимодействию с менеджерами. Если вы и встретите игрока, который будет противоречить вашим ожиданиям от немецких футболистов, то это будет Диди. Улье, а позднее и Рафа Бенитес не могли совладать с ним из-за его прямопротивоположного характера невыразительной идеальной модели поведения, которую так хотят видеть современные тренеры. Он был ужасен на тренировочном поле, но постоянно выдавал игры на восьмерку, девятку или десятку, что было намного важнее.

Мы осознали, что подписали харизматичного парня, в тот же день когда он присоединился к клубу. Вечером мы позвали его на вечеринку в центре города, полагая, что окажемся в компании со спокойным стеснительным парнишкой из Германии. К концу вечера подобные предрассудки были окончательно и бесповоротно разбиты. Когда мы вышли из клуба, Диди провозгласил, что знает идеальный способ поймать такси. Мы с ужасом наблюдали, как наш девятимиллионный полузащитник лег в центре оживленной Касл Стрит в надежде или ожидании, что водитель ударит по тормозам вместо того, чтобы просто задавить его.

К счастью таксист так и сделал.

– Я дам тебе 40 фунтов, если отвезешь меня домой (прим. переводчика: в автобиографии Хаманна фигурируют 50 фунтов), - сказал Диди шокированному водителю.

– А где вы живете?

– Понятия не имею, - ответил Диди, - я только переехал сюда.

До сих пор я не представляю, как он в ту ночь добрался до дома, или куда таки попросил водителя его отвезти.

Совершенно другое влияние, но столь же необходимое для успеха в 2001 году оказал Гари Макаллистер. В противовес Диди Гари Мак был мечтой тренера. Было что-то сомнительное в подписании тридцатишестилетнего игрока, и вряд ли кто-то был удивлен этим трансфером больше меня. Не было никаких намеков от Улье на счет его намерений. За год до этого, когда Ливерпуль играл с Ковентри, Улье выделил Гари как потенциально самое слабое звено в их команде. Он поставил меня против него в центр полузащиты со словами: "Ты бегаешь на бензине, он – на дизеле".

Шесть месяцев спустя происходит подписание Гари. Это оказалось одной из самых дальновидных покупок Улье. Нельзя было придумать лучшей ролевой модели для молодых игроков. Советы некоторых футболистов постарше звучат слишком напыщенно и побуждают пропустить их мимо ушей, вместо того, чтобы прислушаться. Гари Мак был не такой. Когда ему было, что сказать, это всегда имело смысл. Я уверен, что два года, что мы провели, работая с ним, оказали огромное влияние на наши карьеры.

Gary McAllister
Если когда-либо и рождался игрок, чтобы выступать за Ливерпуль, то это был он. Он соответствовал всем требованиям, что болельщики могут выдвинуть: стильный и культурный как на поле, так и вне его, он в то же время напоминал о клубах рабочих классов Шотландии, что так тесно переплелись с нашей историей. Ни один игрок, пробывший в клубе столь короткое время, не смог оставить такого внушительного впечатления. Это трагедия для Ливерпуля, что его не подписали лет на десять раньше. Я уверен, что клуб выиграл бы значительно больше трофеев за этот период.

Конкуренция в центре поля была напряженной. Если 2001 год был недооцененным сезоном, то Данни Мерфи был одним из самых недооцененных игроков. В удачный сезон он мог забить около десяти или двенадцати голов, но так и не сумел всецело завоевать публику. Улье начал доверять Данни, унаследовав последнего от Роя Эванса, когда уже казалось, что пришло время ему покинуть клуб. Данни первый же подтвердит, что он из игроков, кому требуется быть в идеальной форме, чтобы показывать свою лучшую игру, и Улье смог добиться от него этого. К сожалению, как только появился Рафа Бенитес, он тут же принял предложение по Данни, и он двинулся дальше, не готовый остаться там, где чувствовал свою ненужность. Я знаю, что с тех самых пор, он сожалеет о принятом решении. Если бы он решил бороться, я уверен, он всё еще много бы выступал за Ливерпуль.

А еще в команде был Майкл Оуэн, к тому моменту мой сосед по комнате и лучший друг на поле, который закончил сезон в форме, позволившей ему выиграть титул лучшего игрока Европы. Кажется, всю свою карьеру, и даже тот год, Мо доказывал критикам, что они ошибаются на его счет. Каждый сезон следовал одному и тому же сценарию: он забивал голов в избытке, немного проседал, и когда его форма и острота начинали подвергаться сомнению, наступала важнейшая игра, и он становился героем.

Никто не сможет конкурировать с Мо за веру в свои силы, в не зависимости от ситуации. Некоторые игроки становятся раздражительными и беспокойными когда оказываются под давлением. Его же, казалось, это вынуждает найти дополнительные силы. В лучшие дни он может 89 минут довольствоваться мелкими подачками, а затем получить полумомент на последней секунде и просто похоронить соперника. Нет лучшего примера, чтобы продемонстрировать это, чем финал кубка Англии 2001 года.

Изображение
Мы с Майклом стали друзьями, потому что разделяли страсть к футболу и, несмотря на наш различный публичный образ, у нас было много общего, и с момента, как мы смогли впервые попасть ногой по мячу, футбол стал нашей жизнью. Наши отцы научили нас быть футболистами. В то время как я обучался на полях северного Ливерпуля, Мо получал схожее воспитание в северном Уэльсе от своих до мозга костей мерсисайдских родителей.

По целому ряду причин Мо никогда не имел такого же взаимопонимания с "Копом", как его партнер по нападению Робби Фаулер. Будет упрощением сказать, что это связано с токстетскими корнями Робби. "Проблема" Мо возникла из-за того, что он стал легендой Англии раньше, чем легендой Ливерпуля.

Сначала он покорил сердца страны, и только потом "Копа". Чемпионат мира 1998 года, а точнее его гол Аргентине вывел его в статут звезды. В 18 его описывали, как будущее английского футбола и моментально связали с ведущими итальянскими и испанскими клубами. Ливерпудлианцы, не сильно заботящиеся за будущее Англии и переживающие за своих игроков, находящихся под чужой ответственностью, почувствовали дистанцию по отношению к Майклу. Во-первых, они никогда не сочувствовали ему, во-вторых они и не пытались попробовать. Не вина Мо, что он стал столь хорош столь в столь юном возрасте, хотя именно отличная игра за Ливерпуль дала ему шанс сыграть за национальную сборную, но болельщики продолжали испытывать сомнения касательно его приоритетов. В 2004, когда он ушел в Реал, некоторые болельщики говорили, что это подтвердило справедливость их опасений, но это был слишком удобный аргумент.

Они никогда не дорожили Майклом, на счет которого я отлично знаю, что пока он был моим одноклубником, он был одним из тех, кто никогда не выложится меньше чем на все сто, и кто был столь же опустошен после поражений, как и я.

У него значительно более крутой характер, чем представляют себе болельщики. Дни на выезде наиболее утомительны в жизни футболиста, потому что вы заперты в отеле, размышляя как бы убить время перед тренировкой или матчем. Вы не можете пойти отдохнуть, вы не можете выпить, вы вообще ничего не можете без разрешения тренера. Шутки и розыгрыши становятся основным источником развлечения, и я бы мог рассказать кучу историй о Мо, но я не хочу разрушать его шансы стать новым лицом рекламной кампании Персил, или любого другого продукта, который он подпишется раскручивать в наше время.

Я всегда чувствовал, что Мо получил бы преимущество, если бы чаще показывал свой настоящий характер вне поля. Современный футбол так же сильно зациклен на образе и репутации, представленной правильным образом агентом и представителями игрока, как и на самой игре. На международном уровне этот образ крайне важен, но в клубе вроде Ливерпуля, иногда не быть таким уж идеальным, может только сыграть на руку и добавить популярности. Несовершенного гения будут боготворить в Мерсисайде.

Пока Майкл боролся в постоянной войне за полное внимание "Копа", Робби не смог бы его испортить, невзирая на всё более бурные отношения с тренерским штабом.

Даже в сезон требла, напряжение, которое, в конце концов, привело к его первому уходу из клуба, было заметно. Улье не переносил идею личности доминирующей над "командной моралью", которая была его навязчивой идеей. Когда он определял выбрать или нет Робби, он всегда понимал, что обдумывает не только футбольные аспекты.

У нас было четверо первоклассных нападающих в том сезоне: Хески, Оуэн, Фаулер и Яри Литманен. Хески хорошо стартовал и был идеальным фоном для троих остальных. Мо пережил и взлет и падение, но был крайне безжалостен в последние месяцы сезона, у Робби были проблемы с травмами, а Литманен, по крайней мере таковы были надежды, должен был занять пустующую позицию под нападающими.

Фанаты считали, что он - новый Далглиш или Бирдсли, который наконец-то присоединился к клубу в виде Яри. Заняв место позади нападающих, он должен быть стать тем игроком, о котором мы так мечтали. У всех великих команд есть такой игрок.

Юнайтед начали выигрывать титул после того, как купили Эрика Кантона, на настоящий момент эту роль могут взять на себя Руни или Тевез. У Арсенала был Дэннис Бергкамп. Каждое лето я надеялся, что Ливерпуль выйдет на рынок за подобным игроком. Стивен Джеррард исполнял схожую роль в сезоне 07/08 и успешно играл позади Фернандо Торреса в большей части игр кампании, хотя и сейчас он все еще лучше представляет себя в центре полузащиты.

Изображение
Литманен несомненно был превосходным футболистом, но он не обладал необходимыми атрибутами для английского чемпионата и не подходил нашему стилю игры. На выездных играх он был "пасажиром", но когда болельщики увидели его игру на "Энфилде", где мы обладали территориальным преимущество, они стали требовать его включения в основу. За его виденьем поля и культурой паса было приятно наблюдать, и они были способны преобразовать нашу довольно механическую игру в нечто более приятное приверженцам традиций.

Именно этого мы долго и страстно желали во времена работы Улье, но его сопротивление Яри было показательным. Физическая составляющая возобладала над способностями. Давление болельщиков жаждущих добавить стиля раздражало Улье сильней, чем должно было бы. На счет Литманена он твердо придерживался своей позиции, но в целом это было одним из тех случаев, когда его несговорчивость была только к лучшему. Яри несомненно был четвертым номером, хотя его и стоило чаще выпускать в определенных игры, против менее взыскательных команд, особенно на "Энфилде".

Какую бы атакующую линию ни выбирал Улье, он подвергался критике на следующий день, потому что фанаты требовали своих любимчиков. Матч против Ипсвича в начале сезона, в котором Хески дали отдохнуть, показывает какие все мы непостоянные. Мы проиграли 0:1 и после матча началось буквально восстание, болельщики требовали объяснений, почему не было Хэски. Сейчас в это сложно поверить. Фаулер и Оуэн были любимейшим дуэтом на тот момент, а "Коп" требовал Хески, что лишний раз демонстрирует, насколько был хорош Эмиль и как много он растерял, прежде чем двинулся дальше.

Когда Робби не попадал в состав, и мы не выигрывали, ситуация полностью повторялась. Хотя он и принял командование от Джейми Реднаппа, который пропустил большую часть сезона из-за травмы, мы всегда ощущали, что напряжение между Робби и Улье приведет к неизбежному финалу. В рождественский период 2000 года Ливерпуль принял предложение Челси, но Робби предпочел остаться. После требла он, наконец, получил достаточно и переехал в Лидс.

Все считают, что я полностью поддерживаю сожалеющих о его продаже. Робби один из лучших моих друзей, но, по моему мнению, Улье был прав, продавая его. Предложение Лидса было стоящим с любой точки зрения, особенно с учетом недавних травм Робби и постоянных частных дел, попадавших на публику. По сути, он соперничал с Майклом за позицию на поле, и вопрос всё больше и больше был в скорости и физической форме, так же как и в умении завершать атаки. У Мо было всё это, что давало ему преимущество. Суждение Улье не подвергалось сомнению большинством фанатов в то время, так что был только один победитель.

Я верил, что Улье потратит деньги от продажи Робби на покупку форварда с другими талантами. Я надеялся на более молодого и физически сильного Литманена. Знал бы я тогда, как он промотает трансферные деньги, и как я буду скучать по присутствию и подтруниваниям Робби в раздевалке, я бы придерживался другого мнения.

Когда я вспоминаю о тех месяцах, я понимаю, что вклад Робби в требл был больше, чем и я и Улье осознавали. Он был уже не тем игроком, что врывался в чужую штрафную ранее, и это было частью его проблемы с Улье, который продолжал слышать о его умении создавать голы, но у которого никогда не было шансы поработать с молодым Робби, тем не менее, в сравнении с большинством страйкеров Англии и Европы он всё еще был одним из лучших. В 2001 году его дважды жестоко лишили шанса стать героем: дважды соперник сравнял счет на последних минутах, иначе бы он был автором победных голов в двух важнейших финалах.

Первый должен был стать самым убедительным из всех. Бирмингем встал на нашем пути в феврале, когда мы добрались до первого трофея за шесть лет. Мы направлялись в Уэльс намеренные переиграть на классе наших соперников из Чемпионшипа. Вместо этого я уезжал из Кардифа после финала Кубка Лиги, чувствуя скорее облегчение, нежели радость за новый опыт моего дебютного образцово-показательного выступления.

Мы были ужасны. Рано забив, благодаря Робби, мы должны были облегчить себе путь к победе. Вместо этого мы пробивались с большим трудом, позволили Бирменгему вернуться в игру, создав им пенальти на последней минуте встречи, и практически сами себя похоронили в дополнительное время. Я беспокоился, что нам потребовалось бить послематчевые пенальти, чтобы доказать право на кубок, и они подпортили моем впечатление от победы. Удары с точки оказались единственным аспектом игры, где сразу можно было заметить разницу в классе. Бирмингем реализовал всего два.

Я был намерен пробить, практически требуя, чтобы меня внесли в список, несмотря на сомнения тренерского персонала. "Я не воображаю, что Карра забьет свой", - поделился Фил Томпсон с Данни Мерфи. Я был так зол, что когда шел к точке, я не беспокоился о своих личных результатах. Злоба, с которой я пнул мяч, выпустила всё разочарование прошедших 120 минут. Без каких-либо эмоций я молча вернулся к моим партнерам, не ожидая ни похвалы за забитый гол, ни сочувствия, если бы я не забил.

Люди говорят о чувстве вины, которое ощущает игрок, облажавшись в серии пенальти, но я никогда не испытывал ничего подобного. Если я промажу, и мы проиграем кубок, я не буду винить себя за поражение. Ведь мы запороли матч всей командой. Если бы мы играли на своем уровне, мы никогда бы не оказались в такой ситуации. Поэтому я никогда не отступаю перед пенальти. Я чувствовал то же самое на чемпионате мира. Те, кто хотят взвалить ответственность за 2006 год на меня – Торд Грип, если уж говорить конкретно – не обратили внимание на общий уровень игры, показанный сборной Англии. Если вы добрались до пенальти, то ни одна из сторон не заслуживает ни победы, ни поражения, и ни один конкретный игрок не должен чувствовать ответственность за результат.

​​
e-max.it: your social media marketing partner
 

Предыдущий матч


sund 
Ливерпуль3
Борнмут0
Премьер-лига
Дата: 09.02.2019
Стадион: "Энфилд Роуд"



Команда И В Н П О
1 Ман Сити 27 21 2 4 65
2 Ливерпуль 26 20 5 1 65
3 Тоттенхэм 26 20 0 6 60
4 Ман Юнайтед 26 15 6 5 51
5 Арсенал 26 15 5 6 50
6 Челси 26 15 5 6 50
7 Вулверхэмптон 26 11 6 9 39
8 Уотфорд 26 10 7 9 37

Подробнее


Группа С

Команда И О
ПСЖ 6 11
Ливерпуль 6 9
Наполи 6 9
Црвена Звезда 6 4

Подробнее

Третий раунд
Ливерпуль – Челси
1:2
 
Третий раунд
Вулверхэмптон – Ливерпуль
2:1

Подробнее 

Следующий матч


sund 
Бавария
Лига Чемпионов
Дата: 19.02.2019
Время: 20:00 по Лондону
Стадион: "Энфилд Роуд"



Игрок АПЛ Всего
Салах 17 20
Мане 12 13
Фирмино 9 11
Шакири 6 6
Милнер 3 5
Старридж 2 4
Автогол 2 2

Подробнее



Группа С

Команда И О
Ливерпуль 6 13
ПСЖ 6 13
Наполи 6 6
Црвена Звезда 6 1

Подробнее


Команда И О
1 Эвертон 15 28
2 Лестер 15 27
3 Дерби Каунти 15 26
4 Брайтон 15 24
5 Ливерпуль 15 21
6 Челси 15 21
7 Арсенал 15 20

Подробнее



Наш опрос

Накануне матча против Баварии. Отдали бы вы Алиссона в обмен на Мануэля Нойера?
 
Мы говорим о смене религии, или только о смене футбольной команды?
Жерар Улье о возможном переходе Ника Бармби в Эвертон.