Карра: Моя автобиография. Часть четырнадцатая PDF Печать E-mail
Автор: Ирина Дробышевская   
13.05.2017 15:06

Liverpoolfc.ruLiverpoolFC.ru продолжает знакомить вас с автобиографией Джейми Каррагера.





Предыдущие части

Глава 7, Часть I. Англия

В автобусе сборной, который готовился увезти нас с Чемпионата мира в Германии, я получил СМС: 

"Забей. Это всего лишь Англия..."

Только что я промахнулся в серии послематчевых пенальти четвертьфинального матча с Португалией. Меня окружали заплаканные лица облажавшихся суперзвезд. Так называемое золотое поколение Англии провалилось. Снова.

Мрачное уныние сопровождало нас в этой короткой поездке в отель, но уставившись на экран своего телефона и раздумывая над сообщением, я не чувствовал такого же опустошения, что ощущалось вокруг.

Для большинства футболистов не существует концепции "всего лишь Англия", в том числе и для многих из моих лучших друзей. Представлять свою страну, тем более на Чемпионате мира – величайшая честь. Не для меня. Переживал ли я, что мы выбыли из турнира? Конечно. Глубоко переживал. Расстраивался ли из-за своей роли в этом поражении? Да. Я был подавлен тем, что не забил настолько важный пенальти. Отдавал ли я всего себя за свою страну? Никаких сомнений. Я никогда не играю меньше чем на все сто.

Но когда я вернулся домой после этого печального события, одна мысль полностью завладела мной, независимо от того, как остальные оплакивали поражение.

"Хотя бы это был не Ливерпуль", - повторял я себе снова и снова.

Должен признаться, поражение в футболке сборной Англии никогда не ранит меня так же, как проигрыш с клубом. Я не был безразличным или равнодушным, я всего лишь не считаю успехи Англии своей главной заботой. Поражение расстраивает, но это не катастрофа.

Птица Лайвер полностью разносит трех львов в борьбе за мою преданность.

Я не говорю, что это правильно или нет, просто объясняю, как обстоят дела. Нельзя заставить себя быть более неравнодушным, если чувств нет. Я не испытываю вины за это. Если кто-то захочет осудить меня и обвинить в отсутствии патриотизма, ну что ж, так тому и быть. Я играл за Англию, потому что родился здесь, я имел право быть выбранным, и целая группа менеджеров считала, что я достаточно хорош для этой команды. Это был еще один шанс выступать на международной арене. Все мои силы отдавались выступлениям за Ливерпуль. Последовавший вызов в сборную – дополнительная честь, но не главная цель моей карьеры. Я рассматривал возможность надеть белую форму как шанс представлять мой город и мой район, так же как и мою страну.


Мы все слышали о важности 1966 года для страны. Для моей семьи главным событием того года на "Уэмбли" стала победа Эвертона в кубке Англии. Если в моем доме кто-то говорил о великих днях 1966 года, то упоминались не Джеффри Херст, забивший три мяча и не Нобби Стайлз, танцующий у бровки с кубком Жюля Риме, нет, они вспоминали Эдди Кавана, бегущего по полю, два гола Шеффилд Уэнсдей Майка Требилкока и победу Дерека Темпла. "Да, 1966 был отличным годом для английского футбола", - говорили мне, - "Мы взяли кубок, проигрывая 0:2 по ходу. Сложно придумать что-то лучше этого. Англия? А, ну да, они выиграли Чемпионат мира". Болельщики "Красных" испытывали схожие чувства, ведь Билл Шенкли выиграл своё второе чемпионство на "Энфилде". В тот год игроки обоих клубов, участвовавшие в Суперкубке Англии, участвовали и в чемпионском параде, но для болельщиков клубные награды значили больше. Эти чувства мы впитали еще в детстве, и выступления за свою страну ничего не изменили.

В моей погоне за победами не было места национализму. Я никогда не выкрикивал гимн перед игрой. Не знаю, какой смысл это несет. "Боже храни Королеву" не заставляет бурлить мою кровь. Мы поем "You’ll never walk alone" на "Энфилде" и каждый её понимает. Этот лозунг объединяет стоящих рядом друг с другом игроков и в дождь и в ветер. Футбол, да что уж говорить, любой командный спорт – это сплоченность и единение, как только вы вышли играть.

Наша страна разделена, не только с точки зрения благополучия, но и по различным региональным взглядам. Для некоторых гражданская гордость перевешивает национальную. Многие в Ливерпуле имеют схожие чувства. Я стоял в одном ряду с предполагаемыми соперниками манкунианцами Полом Скоулзом и Гари Невиллом в национальной сборной, держа губы плотно сведенными, пока мимо проезжает камера, настроенная на наши лица, чтобы увидеть, кто из нас знает слова гимна. Не знаю, испытывали ли они схожие с моими чувства, но многие их болельщики точно. Несмотря на все наши разногласия, в этом вопросе большинство фанатов Ливерпуля и Манчестер Юнайтед сходятся.

Когда бы я ни надевал футболку сборной, я сталкивался с другой культурой. Существует раскол между сторонниками успешных клубов с севера вроде Ливерпуля и Манчестер Юнайтед и парнями из Лондона, с которыми я успел поиграть за эти годы. Если вы родились недалеко от "Уэмбли", желание играть там естественно. Вы с этим родились. На улицах Ливерпуля мы придерживаемся других взглядов. Клубы представляют выигрышные номера, а страна – дополнительный бонус. Играть на "Гуддисоне" или "Энфилде" было целью парней, среди которых я вырос.

Я уверен, что тому есть множество социальных причин. В семидесятые и восьмидесятые Мерсисайд становился всё больше и больше отдаленным от остальной страны. Разделение на "нас" и "них" набирало обороты, и оно всё еще не сдает позиций. Я слышал, как "Коп" пел "Мы не англичане, мы скаузеры". Нет никакой связи с национальной командой. Пока в восьмидесятых город Ливерпуль страдал от экономических причин - главной темой была безработица – наши футбольные клубы были лучшими в Европе. Это было одной из тех сфер, до которых консервативное правительство Маргарет Тетчер не смогло дотянуть своих рук. Футбол был нашим способом показать южанам, что нас нельзя третировать. Самобытность наших клубов связана с репутацией города, так что и Ливерпуль и Эвертон всегда были важнее всего. Мы упивались победами нашего района, не деля их с остальной страной.

Еще пока рос, я осознал незаметные, но ставящие в тупик различия между международным и клубным футболом. Как болельщик Эвертона я был глубоко убежден, что слежу за сильнейшими футболистами Европы изо дня в день, но национальные сборные выбирались неверно. И это можно было сказать не только об Англии. Я никак не понимал, почему Питер Рид, Пол Брейсуэлл и Тревор Стивен не получали приглашения в национальную команду, и я был столь же озадачен, что Грэм Шарп не был основным шотландским страйкером. Да и почему Кевин Шиди не считался одним из величайших игроков ирландцев? Если я семилетний понимал, насколько сильнее центр Эвертона, то почему это оставалось неясным менеджерам национальных сборных?

Рид попал в сборную Англии,и они начали неплохо играть, только после того как ушел Рэй Уилкинс во время Чемпионата Мира 1986 года, первого крупного международного турнира, что я запомнил. Я поддерживал скорее игроков, а не команду. Я отмечал, когда Гари Линекер, игравший за Эвертон, забил, но спустя десять минут после того как Марадона выбил Англию с турнира в Мексике, я играл на улице с приятелями и пародировал этот гол рукой. Если бы это был Эвертон, проигрывающий в четвертьфинале кубка Англии, я бы вряд ли пожелал с кем-нибудь разговаривать весь оставшийся день.

Идея о поездке на "Уэмбли" на матч за сборной была невероятной для Бутла. Она просто никогда не приходила нам в голову. Я рассматривал сборную Англии так же как и Арсенал или "Шпор" - лондонский клуб для болельщиков с юга. "Уэмбли" может и был стадионом, на который мы ездили на кубковые финалы, но он все еще казался чем-то далеким, чужеродным местом, наполненным другими болельщиками.


Я выяснил, что это действительно так, когда стал выступать за сборную Англии. Хоть я и не имел возможность сыграть на "Уэмбли" до его реконструкции, даже стадионы вроде "Олд Траффорд" и "Вилла парк" не похожи на себя в дни международных матчей. Вы видите странную, очень сдержанную атмосферу, оживающую только тогда, когда Англия забивает или атакует. Так же есть еще одна пагубная черта: вы понимаете, что настроение может смениться с эйфории до ненависти в считанные минуты. Даже если Англия победит, каких-то игроков всё равно освистывают. Годами первоклассные игроки, такие как Джон Барнс, Фрэнк Лэмпард и многие игроки Манчестер Юнайтед, все, принесшие колоссальную пользу своей стране, страдали от этого, даже если команда была впереди с комфортный счетом. Мне страшно было подумать, какой реакции я бы получил от "лояльных" верноподданных "Уэмбли", если бы пересмотрел свое неоднозначное решение уйти и откликнулся на призыв о помощи.

Английская национальная команда – магнит для несколько неопытных болельщиков, я даже посмею сказать невежественных, если дело доходит до первоклассного футбола. Для последователей команд с непостоянными успехами, особенно в нижних дивизионах, национальная команда значит больше, чем для болельщиков верхушки Премьер-лиги. Для них это единственный шанс поехать в Европу и увидеть лучших игроков в действии в важнейших соревнованиях. Они чувствуют себя уверенней, получая возможность показать звездам, что они на самом деле о них думают. Вероятно, элемент противостояния между клубами также присутствует на трибунах. Когда освистали Лэмпарда, было более чем вероятно, что именно болельщики Вест Хэма, всё еще не простившие его переход в Челси, возглавляли насмешки. "You’ll never walk alone" никогда бы не прозвучала на "Уэмбли" во время матча сборной, потому это было бы неправдой. Многие первоклассные игроки английской команды чувствовали себя одиноко перед нетерпеливой восьмидесятитысячной толпы.

Также развивалась и мания величия. Предполагается, что Англия должна быть близка к победе на каждом Чемпионате мира и Европы, а каждая неудача соответствовать этому неизменно приводит к росту критики. Но нет никаких исторических предпосылок к этому. Единственный успех Англии за вековую историю международных соревнований – Чемпионат мира 1966 года. Это было беспрецедентное достижение вдохновленными такими звездными игроками, как Бобби Мур, Джеффри Херст, Гордон Бэнкс и Бобби Чарльтон, но, несмотря на всё их старание, мы не единственная страна, выигравшая турнир, будучи его хозяйкой. Не оскорбляя их справедливо легендарный статус, преимущество домашнего чемпионата было очевидным решающим фактором.

С 1966 года, каждый раз как мы сталкиваемся с сильной командой на завершающей стадии турнира, мы проигрываем. Нет ни одной команды среди тех, кого обыграла Англия на Чемпионатах мира и Европы на стадии игр на вылет, кого она не должна была бы обыграть. Говоря яснее, не было игры, где все шансы были против нас, но мы бы превзошли ожидания. Посмотрите записи и вот оно всё, черным по белому. На Чемпионатах мира Англия проиграла Германии в 1970, Аргентине в 1986, Германии в 1990, Аргентине в 1998, Бразилии в 2002 и Португалии в 2006. Нет ничего постыдного в этих поражениях, но где же другие результаты? Где результаты вроде тех, что достигла наша команда по регби на Чемпионате мира, когда они обыграли фаворитов из Австралии, а все ожидали поражения? Остались только те чемпионаты, где успехи команды были ожидаемы: в 1990 году, нужно было обыграть только "мощный" Камерун и Бельгию, чтобы попасть в полуфинал. Статистика чемпионатов Европы еще более неумолима. После третьего места в 1968 (та же команда, что выиграла Чемпионат мира 1966 года), во всех финальных стадиях турнира, куда мы квалифицировались, мы выиграли один единственный непростой матч – с Испанией в 1996 году – дома и по пенальти.


Наше суммарное по статистике место в третьем ряду мирового футбола, и оно изменится только с радикальными изменениями в мышлении. Мы никогда не будем так же одарены технически, как игроки из Южной Америки, которые постигают свой футбол на улицах Рио и Буэнос-Айреса, хотя до сих пор находятся те, кто верит, что мы должны стремиться к их стилю игры. Мы также и позади французов, итальянцев и немцев, которые более-менее регулярно демонстрируют хорошие результаты на главных турнирах, то есть там, где это имеет значение.

Франция в последние годы получила преимущество за счет числа иммигрантов из Африки, которые переехали в страну еще подростками, и чьи природные атлетические данные они смогли развить в своих академиях. Италия и Германия – страны, чей опыт мы должны перенимать, их успех имеет больше общего с тем футболом, что я видел на клубном уровне, особенно в Европе. Желание победить во что бы то ни стало, как и среди игроков, так и среди болельщиков, стоит дополнительных десять процентов в матчах на выбывание. Игра – это еще и понимание как победить, а не только физическое упражнение.

На первый взгляд нет никаких причин тому, что Англия не может догнать Италию или Германию. Наша лига сильней, и никто не убедит меня в том, что Италия, выигравшая Чемпионат мира 2006 года, была технически сильней нашей команды. Мы никогда не применяли систематический, тактически дисциплинированный подход, который является фундаментом их достижений. Самое главное, у нас недостаёт прозорливости, свойственной нашим соседям. Всю свою карьеру я замечал, как большинство из лучших иностранных игроков всецело сосредотачивается на тактической составляющей игры. Они видят, как развивается игра, и инстинктивно понимают, когда стоит снизить темп на время, часто до прогулочного шага, и перейти к позиционной игре. Затем, в нужный момент они ускоряются и наносят решающий удар. В Англии же ощущается потребность играть в надежном стиле в сотню миль в час. Мы всегда в поиске решающего паса, и бывали случаи, когда, независимо от слов тренера о важности просто сохранять мяч, даже если это значит, что игра пойдет в спокойном ключе, болельщики требовали, чтобы команда шла вперед как можно быстрей, что обычно означает, что мы потеряем мяч. На международном уровне нельзя добиться успеха, если не разнообразить свою игру, обычно в рамках одного матча. Это бескомпромиссная проверка игры как головой, так и ногами, и мы слишком часто её проваливали.

Я могу привести и сомнительный довод, сказав, что иностранцы лучше нас знают, как обмануть, но это звучит, как отрицательная черта. То, что некоторые называют симуляцией, другие называют уловками. Я видел, как Ливерпуль усвоил отношение "только победа важна" в Европе, так же как итальянцы и немцы делают на Чемпионатах мира так профессионально, но я никогда не видел подобного в английской национальной сборной. Мы не так хитры, и некоторые из наших игроков и тренеров могут быть в ужасе от возможных перемен. Если кто-то из наших валится с ног, когда его всего лишь легонько коснулись и зарабатывает пенальти, карточку или удаление игроку соперника, мы объявляем чрезвычайное положение в стране и начинаем охоту на ведьм. Я помню, Гленн Ходдл подвергся бичеванию в преддверии Чемпионата мира 1998 года за смелость высказать предположение, что нашим игрокам стоит чаще падать. Меткое замечание.

Мы постоянно страдали из-за подобных выходок. Помните Бекхэма в матче с Аргентиной в 1998, или Руни с Португалией в 2006? Оба получили красную из-за глупых потасовок. Их соперники погорячились, наши игроки оказались виноватыми. Поменяйся мы ролями, и продолжи мы игру уже против десятерых соперников, я не уверен, что поведение наших парней приветствовали бы подобным образом. Диего Симеоне и Криштиану Роналду были героями у себя на родине, где граница между тем, что одни назовут бесчестностью, а другие поприветствуют как хитрость, размыта. Наши же игроки оказались обруганными в любом случае.


У нас было бы больше шансов победить, прими мы этот циничный подход, но каждый матч завершает нелогичная вера в то, что страна имеет исключительное право называться лучшей в мире за игру "в английском стиле", что бы это ни значило. Предполагается, что мы ведем себя как порядочные и на поле и вне его. Этот принцип заслуживает уважения, но только если вы сумеете заставить остальной мир пойти тем же путем. Не имея же подобного в действительности, я бы предпочел, чтобы мы стали более циничными, собрали бы несколько медалей и позволили спорам об этике наших методов обсуждаться после наших празднований.

Психология наших международных игр неправильна. Англии стоит принять мысль об аутсайдере мировой сцены, готовом делать всё что угодно и всё что нужно для победы. Мы должны получать удовольствие от вида смелого слабака, пытающегося уравнять шансы с суперсильными Аргентиной и Бразилией, в то же время соответствуя Франции, Германии или Италии. Вместо того, чтобы освистывать игроков, фанаты должны осознать как наличие атмосферы поддержки может раскачать небезупречную команду. Величайшие ночи моей ливерпульской карьеры были проведены в расстраивании фаворитов. В последние годы мы обыгрывали Ювентус, Челси, Барселону и Милан в Лиге чемпионов, несмотря на наличие у нас не самых звездных игроков. Что у нас было, так это желание и настрой, необходимые, чтобы сделать результат, чего бы это ни стоило.

Ливерпульским болельщикам стоит отдать должное за вытягивание нас на победный путь. Я никогда не слышал подобного о болельщиках сборной Англии на "Уэмбли", которые скорее помогают команде соперников, подстегивая их саппорт. Фанаты Ливерпуля, Манчестер Юнайтед, Челси и Арсенала крайне редко освистывают собственных игроков во время матчей и они привычней к успехам. Именно поэтому некоторые из нас предпочитают клубный футбол международным соревнованиям.

Фото: Getty Images


​​

e-max.it: your social media marketing partner
 

​​
Команда сайта

Предыдущий матч


sund 
Сидней0
Ливерпуль3
Товарищеский матч
Дата: 24.05.2017
Стадион: "Альянс Стэдиум"



Команда И В Н П О
1 Челси 38 30 3 5 93
2 Тоттенхэм 38 26 8 4 86
3 Ман Сити 38 23 9 6 78
4 Ливерпуль 38 22 10 6 76
5 Арсенал 38 23 6 9 75
6 Ман Юнайтед 38 18 15 5 69
7 Эвертон 38 17 10 11 61
8 Саутгемптон 38 12 10 16 46

Подробнее

Следующий матч


sund 
Герта
Товарищеский матч
Дата: 29.07.2017
Время: 17:00 по Лондону
Стадион: "Олимпийский"



Игрок АПЛ Всего
Коутиньо 13 14
Мане 13 13
Фирмино 11 12
Ориги 7 11
Лаллана 8 8
Милнер 7 7
Старридж 3 7
Вейналдум 6 6

Подробнее


​​

Наш опрос

Лучший игрок в матче против Сиднея.

Дело не в том, чтобы хорошо контролировать мяч, или быть умным. Иногда нужно просто показать миру, что у тебя между ногами
Грэм Сунесс